Как юридически грамотно противостоять позиции налоговой службы

1. Проблема.

Как юридически грамотно противостоять позиции налоговой службы (инспекции) предъявившей компании претензии в использовании фирм-однодневок по итогам выездной налоговой проверки.

2. Что получено в результате.

Компания сохранила 62 млн рублей, которые по итогам проверки были начислены ей в качестве недоимки и пени.

3. Задача.

Одна из крупных московских компаний, занимающаяся оптовыми поставками продуктов питания для розничных сетей была планово проверена налоговой инспекцией за трехлетний период. В рамках комплексных мероприятий налоговики провели серию встречных проверок. А также допросили должностных лиц некоторых из контрагентов. В результате анализа часть из них была признана проверяющими «фирмами, не имеющими цели реальной предпринимательской деятельности», проще – фирмами-однодневками. Платежи в адрес этих компаний были признаны источникам необоснованной налоговой выгоды поскольку, по мнению налоговиков, привели к занижению налога на добавленную стоимость и налога на прибыль организации. Общий объем доначисленных налогов и пени составил согласно акта 62 млн рублей.

4. Поиски решения.

Сам клиент был практически готов признать свою вину под страхом дальнейшего ухудшения отношений с налоговой инспекцией. Кроме того, позиция налоговиков, изложенная в акте, выглядела вполне основательной.

Мы решили изучить историю взаимоотношений компании с каждым из спорных контрагентов и выявить узкие места. Таких проблемных участков оказалось два. Во-первых, фирмы-поставщики по формальным признакам оказались в списке однодневок (по критериям адреса массовой регистрации, количества персонала в штате и д.р.) Во-вторых, их руководители в процессе допроса в налоговой инспекции в той или форме указали о своем «ограниченном участии» в реальной деятельности руководимых ими компаний. Получилось, что фактически головная компания вела с ними фиктивную деятельность.

Что касается первой проблемы, то мы убедили суд, что ещё на этапе подготовки к сделкам с «сомнительными» контрагентами провели достаточное количество мероприятий для идентификации их как реальных и добросовестных партнеров. И что формальные списки компаний, якобы свидетельствующие об их неблагонадежности, не могут автоматически, без учета прочих обстоятельств свидетельствовать о намерении использовать однодневку для целей необоснованного уменьшения налоговых платежей.

Что касается второй проблемы, мы показали, что по каждой компании существует некоторое количество операций делового и юридического характера, как например, первичная регистрация компании, внесение изменений в Устав, подписание договоров, актов, накладных и д.р., которые лично заверялись их действующими директорами. И поскольку никем и никогда эти документы не оспаривались, а последствия их подписания признаны всеми сторонами, включая гос. структуры, нет веских оснований воспринимать показания, полученные в результате допроса свидетелей в отсутствие адвоката, в качестве другого основания признания сделки фиктивной.

5. Результат.

Пришлось потратить немало времени на изучение и документирование для суда дополнительных обстоятельств, показывающих в выгодном и справедливом ракурсе содержание реальной деятельности компании клиента. Представители же ответчика оперировали только данными, уже изложенными в акте проверки. Таким образом, нам удалось доказать, что казалось бы безупречная и хорошо обоснованная позиция налоговой службы, при тщательном изучении и профессиональном анализе являлась формальной и не учитывала индивидуальные особенности реального бизнеса.

Клиент выиграв дело в трех инстанциях, сохранил немалые деньги, с которыми уже мысленно распрощался.

Позже, в отдельном заседании, суд возместил клиенту и расходы, связанные с ведением его дела.

 

 

 

 

 

 

 

Услуги
Которые мы оказываем
Статьи
О том, чем мы занимаемся