Суд приоткрыл тайну телефонных переговоров для налоговиков

Мобильные операторы должны предоставить налоговикам детализацию по счетам абонентов без решения суда. К такому выводу пришел Арбитражный суд Москвы, за неделю отклонивший иски всех участников «большой тройки», оспаривавших законность штрафов за отказ передать данные. Ссылки на тайну телефонных переговоров, охраняемую Конституцией РФ, были отклонены. Пока мотивировка решения неизвестна, но, по мнению юристов, суд мог исходить из того, что налоговики обязаны хранить тайну сведений, полученных в рамках проверки.
Арбитражный суд Москвы 22 января рассмотрел дело «Вымпелкома» против Межрайонной инспекции ФНС (МИФНС) по крупнейшим налогоплательщикам №7. Оператор оспаривал штраф за отказ передать налоговикам данные о звонках
абонентов. Аналогичные иски на днях проиграли сначала МТС, а затем «МегаФон».
Свои требования МИФНС направила «большой тройке» в октябре 2018 года, а в феврале 2019-го оштрафовала компании, что операторы и обжаловали. Истцы просили объединить дела в одно, но суд отказал.
Представитель «Вымпелкома» в суде заявил, что требование налоговиков незаконно и необоснованно, ссылаясь на позицию КС и Верховного суда о тайне телефонных переговоров. Таким образом, даже если у налоговиков есть право
получать информацию, оно не может быть реализовано в обход закона, то есть без решения суда, подчеркнул юрист истца. Он представил письма от Роскомнадзора и Минкомсвязи в поддержку операторов: «Это позиция всей отрасли. Операторы защищают права не только своих абонентов, но всех граждан нашей страны».
Мнения независимых юристов разошлись. Одни из ведущих специалистов считают, что налоговики могут требовать документы и информацию, необходимые для проверки правильности исчисления и уплаты налогов, так как сведения,
получаемые налоговиками, образуют налоговую тайну и имеют специальный режим хранения и доступа. Другие уверены, что налоговики не могут запрашивать детализацию без санкции суда: «Здесь затрагивается основополагающее право
гражданина на тайну его личной жизни, переписки и телефонных разговоров. Налоговый кодекс и так наделяет контролирующий орган значительным объемом прав, позволяющим без вторжения в личную жизнь граждан устанавливать любые юридически значимые факты для целей налогообложения. Запрос данных о звонках выглядит излишним и неправомерным».