Требования владельцев бизнеса, менеджмента и других лиц, относящихся к категории контролирующих, могут в ходе банкротства понижаться в очереди на удовлетворение, но это не должно происходить автоматически

Позиция Верховного суда по данному вопросу изложена в обзоре его практики. Требования контролирующих лиц должны погашаться в последнюю очередь, если возникли в ситуации имущественного кризиса компании, устанавливает обзор.
В качестве примера ВС РФ приводит ситуацию выдачи контролирующим лицом займа компании для вывода бизнеса из кризиса. Предоставляя такое "компенсационное финансирование" контролирующее лицо "принимает на себя все связанные с этим риски", которые не могут перекладываться на других кредиторов, говорится в документе. При банкротстве требование о возврате компенсационного финансирования не может быть противопоставлено требованиям других кредиторов, уверен ВС РФ.
Аналогичный подход применяется и в ситуации финансирования, оформленного договором купли-продажи, подряда или аренды. Как пример в обзоре приводится дело, где контролирующее лицо банкрота пыталось включить в реестр требований долг по аренде, который возник за несколько лет до начала процедуры наблюдения. Суд, рассматривавший это дело, понизил этот долг в очереди на погашение, поскольку арендодатель не взыскивал задолженность и продолжал сдавать в аренду недвижимость и после наступления имущественного кризиса у арендатора.
Кроме того, понижаются в очереди на удовлетворение требования, которые контролирующее лицо приобрело у других лиц в тот момент, когда в компании уже был имущественный кризис. "На такое требование распространяется тот же режим удовлетворения, что и на требование о возврате компенсационного финансирования", - говорится в обзоре.
Не может быть в очереди наравне с другими кредиторами и контролирующее лицо, если его привлекли к субсидиарной
ответственности по долгам компании, устанавливает ВС РФ. "Если в возникновении невозможности исполнения по причине банкротства виноват кредитор, он лишается права требовать возврата той части своего предоставления, которая покрывает убытки должника", - говорится в обзоре.
Следовательно, такое лицо принимает последствия возникшего неисполнения обязательств компанией-должником. "Оно не вправе полагаться на то, что при банкротстве последствия его виновных действий будут относиться не только на него, но и на других кредиторов, а значит, контролирующее лицо не может получить удовлетворение в той же очередности, что и независимые кредиторы", - говорится в обзоре.
Приведенные примеры с точки зрения юриспруденции относятся к одному подходу - субординированию требований контролирующих лиц, то есть перенесению на них частично или полностью ответственности за потери независимых кредиторов.
ВС РФ считает, что "Действующее законодательство о банкротстве не содержит положений о безусловном понижении очередности удовлетворения некорпоративных требований кредиторов, относящихся к числу контролирующих должника лиц", - говорится в обзоре. Нельзя понижать требования кредитора в очереди "лишь на том основании, что он относится к числу аффилированных с должником лиц, в том числе его контролирующих", декларируют составители документа.